• Земля, поезд, чемодан девушки (или поездка в Волгодонск)


      Автор: Елена Сальникова, aka Lenka

    Иногда судьба настойчиво отвращает от задуманного. Она сначала рекомендует, потом обстоятельно советует, используя довольно мягкие формы внушения - насмешки, подножки и подзатыльники. Потом она переходит к крайним мерам. И если вы подчиняетесь или перестаете сопротивляться, то получаете вознаграждение – сбереженную энергию, нервы и время. Ситуация осложняется, если вы страстно желаете получить то самое задуманное. Да уж, охота пуще неволи.

    Скажи-ка, дядя, ведь недаром…

    Как я пережила две недели перед поездкой из Нововоронежа в Волгодонск на конференцию рассказывать смысла нет. В них были только сказки, которые следовало бы воспринимать уроками. Но, то ж для добрых молодцев, а я не добрая и не молодец. Поэтому в командировку все-таки поехала. День отъезда у меня не начинался. Точнее, не заканчивался предыдущий. А все потому, что надо было попасть на поезд №100 «Москва – Ростов» в указанное в билете время – 04.45. Можно было бы ехать и на более удобном по времени поезде. Но именно этот будут встречать на Лихой. Именно в нем едут другие участники конференции. 

    Спать решила не ложиться. Это было плохо. Служебная машина должна была отвезти меня на вокзал в Воронеж - это было хорошо. Забирала она меня в десяти минутах ходьбы от дома – это, в сложившихся условиях, было неплохо, потому что можно было не спеша пройтись по свежему воздуху и успокоиться. Но - мокрый снег, пронзительный ветер, грязные лужи, непривычно пустынные улицы, а колесики чемодана гремели так, что казалось, будто я бужу окрестные дома целыми подъездами – это было плохо. Сразу оговорюсь, что я всегда и везде опаздываю. Естественно, не преднамеренно! От этого мучаются окружающие и, еще больше, я сама. Это плохо? О, да! И даже не спорьте! В этот раз я пришла на 5 минут раньше назначенного срока – это хорошо. Можно покурить. Но ведь мокрый снег и пронзительный ветер? Есть зонт – хорошо. Хотя таскать все это за собой, пусть и на колесиках – не очень-то… Докурила, жду, через 10 минут начинаю нервничать. Нет транспорта – это нехорошо. Мимо проехало такси. Хотело остановиться, но я была чересчур неподвижна. Уехало… Дура! (а-ай, нельзя так). Нет, не дура. Что-то едет. То же такси? Ну да.

    - Здравствуйте. Постойте рядом со мной минут 5, если не придет служебная машина, то поедем на станцию N.

    - А это где?

    - ??? Хм, я покажу.

    Закуриваю, жду, через 5 минут сажусь в такси. Пока, в принципе, неплохо. Это такси, ехавшее домой, воспринимаю как знак, что все сложится. Даже несмотря на тревогу, внушаемую мнимым ураганом из извивающихся в свете фар крупных снежинок. Асфальт блестит, предупреждая об опасности. На виадуке упираемся в фургон мясокомбината. Ему спешить некуда – рабочий день только начался.

    - Успеем? Осталось меньше часа.

    - Успеем.

    - Вообще как?

    - Это третья работа. Два сына – 18 и 16 – спортсмены. Жена хочет покуривать вместе с сестрой на семейных вечеринках – других-то у нее не бывает. Я не разрешаю. К этой дряни быстро привыкаешь.

    - А в машине курят?

    - Только окно открой.

    Счет идет на минуты: до вокзала – 10, до отправки поезда – 20. Успеваем. Можно чуть-чуть расслабиться. Все, судьба, ты со мной согласилась? А все равно ты больше не сможешь мне помешать. Я справилась! Дальше мой путь будет подчинен расписанию группы.

    - Спросить бы - этот поезд твой.

    - «Москва – Ростов»?

    - Да, – кто-то из встречающих.

    Времени мало, а впереди еще две пары рельс, которые надо преодолеть. Мой чемодан каждое маломальское препятствие делает преградой. А еще не забываем о грациозности – куда ж без нее! Быстро перебирая каблучками и громыхая колесиками, достигаю цель - вагон №12. Вот он – заветный. Там тепло, шумно, хохотно, пьяно. Там все свои. Жаль, поспать не дадут. Ну и пусть! Я за последние 12 часов, после покупки билета, свыклась с этой мыслью. Как же хорошо!

    - Принимайте пассажира.

    - Ну, вот, Маринка, дождалась.

    - А я уже закрывать двери собиралась, – эта Маринка - молоденькая ухоженная девушка. Приятно.

    Пока втаскиваю чемодан – трудно быть женщиной – поезд начинает медленно набирать скорость. В 04.45 перрон плавно уплывает и прячется за дверью двенадцатого вагона. Можно выдохнуть.

    - У Вас билет с местом?

    - Нет. Указывает проводник, – улыбаюсь. Ну же, решай мою судьбу. Кто будет соседом?

    - Тогда пятое или девятое купе. Давайте билет.

    - Пусть будет пятое. Билет… Сейчас, только чемодан оттащу.

    Вагон спит. Умиляюсь – наши уже выдохлись. Утром увидимся. Вот пятое купе, дверь закрыта. Пусть чемодан подождет, пока я закончу формальности. Поезд набирает уверенную скорость. От усталости, нервозности и динамики вагона покачивает. Руки не слушаются, сумочка не поддается. Да где же этот паспорт с билетом?!

    - Вы до Москвы?

    - До Лихой…

    О, Боже! Вот оно! Теперь, по прошествии времени, можно поразмышлять о причине – судьба или я сама? А тогда следствие подкосило ноги и закрыло лицо руками. Что? Что делать? Мне нельзя не в тот поезд! Меня там ждут. Там свои. Они же не должны дать поспать! Стоп-кран!

    - Что Вы! Нельзя. Скорость.

    Судьба решила быть неумолимо строгой. Она задержала поезд №99 «Ростов – Москва» на 5 минут, отпустив в дорогу не в его время. Я, сбитая с толку, даже помыслить не могла о таком коварстве. Потеряв бдительность где-то на остановке в Нововоронеже, ожидая служебную машину, я не заметила очевидных сигналов: пустой перрон, тихий вагон. А мимо проносится встречный – его расписание и так уже сбилось. В том грохоте колес все, что тепло, шумно, хохотно, пьяно.

    Выход был найден проводницей. Через 15 минут техническая станция. Пассажиров там выпускать нельзя, но придется. Смотрю на нее и понимаю, в ее практике такой случай первый. Есть повод ухмыльнутся, нечасто становишься героем бульварного литературного сюжета. Главное не паниковать! Остановились в самой гуще сети путей, в которой замерли большие, грязные, бездушные вагоны. Я среди них. Это я запуталась или меня запутали? Выйти из вагона смогла, а найду ли выход из ситуации? Об этом лучше не думать. Надо действовать! В двенадцатом вагоне уже едут без меня на Лихую свои - теплые, шумные.

    Дорога бесцеремонно не пускает колесики чемодана, тормозя их в рыхлом снегу. Откуда он? В городе его давно съел дождь. Плечо начинает болеть, а пальцы разжимаются. Ерунда! Надо найти людей, которые подскажут, направят на верную дорогу.

    - Девушка, Вы как тут?

    - Намереваюсь догнать сотый.

    - Поздравляю!

    Спасибо, конечно, но может лучше без иронии? Мне много-то не надо. Мне нужно только одно место в двенадцатом вагоне. Неужели это так сложно?

    - Сейчас дойдете до южной ветки, там Вас посадят в какой-нибудь проходящий. Миш, проводи девушку, а то заблудится.

    В сопровождении милиционера увереннее не стало. Между прочим, мог бы и помочь с чемоданом… Как это? - «Дальше прямо, не сворачивая». Он же на дежурстве, понимать надо! Что ж делать, понимаю. Выбор вообще не богатый - по дороге прямо. Надо заметить, это очень громко сказано. Как коза скачу между огромными лужами, густой грязью и ледяным настом с чемоданом наперевес. Ну, почему именно сегодня пошел снег? Можно подумать, дождь был бы предпочтительнее…

    Измученную, разгоряченную борьбой с судьбой, землей, стихией и собственной паникой, меня встречает «южная».

    - Поднимайтесь к нам. Времени у Вас целый вагон.

    Это у них профессиональный юмор такой или это кто-то могущественный хочет со мной поговорить? Лучше останусь на улице. Покурю.

    - Это ты что ли отставшая? – двое мужчин, своим спокойным видом вселяющие надежду, проходят мимо. – Тогда пошли знакомиться. Вот он – главный по посадке!

    Рассказы о подобных моему случаях, шутки про шахидовский пояс, незлобный пребрех по рации о делах служебных. Оказывается, какой-то О. ничего не знает и не умеет. И как же это он в начальники выбился? А этого С. сняли с должности замначальника за злоупотребление. Надо же! Но скоро его снова возьмут. Обходчиком – есть в мире справедливость! Шутя, улюлюкая, с матерком эти люди делают свое дело. Делом их жизни стала Дорога. А мы тем временем едем в двенадцатом вагоне. Или отстаем от него...

    Через 105 минут я наблюдаю станцию своего отправления до Лихой из окна электровоза. Перрон пустой, асфальт сухой, небо светло-серое и во мне что-то изменилось.

    - Иди в седьмой вагон. Там начальник поезда, она тебя определит. – Уже вдогонку: - Да, не торопись ты. Без тебя не тронемся!

    Я могу быть и более благодарной, но, простите, не сейчас. Я боюсь выпустить себя из рук.

    - А мы-то думали, тут бабушка какая. Что ж Вы так! - начальник поезда встретила меня с улыбкой.

    Что ж я так… Или это меня так? «Я подумаю об этом после» - не помню, откуда это. Сейчас надо найти возможность предупредить встречающих.

    - Ян, прости, что так рано. Уже не спишь? Ян, у меня проблемы с поездом. Долго рассказывать… 

    Приезжаю на Лихую двумя часами позже. Может быть меня дождутся? Ну, рейсовым, так рейсовым… - Спасибо за телефон, а Вы курите?

    Он угостил меня карамелькой. У него родственники в Нововоронеже. Он оказался офицером транспортной милиции. Ну, это ли не судьба? Она, что, решила перезнакомить меня со всем спектром железнодорожных профессий? Большое мерси! Я скажу тебе что-нибудь еще потом, а сейчас – спать. Я вожделею! Только, т-с-с-с. Еще очень рано, не вежливо беспокоить соседей. Даже тех, от которых в купе воздух становится спертым.

    - Ой, Вы такая молодец, я даже не слышала когда Вы подсели, – приятная старушка улыбается мне с чашкой чая. Чья улыбка мне приятней? Который час? Я не проспала? У меня уже фобии! И ничего удивительного. Удивительно то, что прошло всего полтора часа.

    - Этот парень, что спит на верхней полке, его зовут Антон, едет из отпуска обратно в армию. 

    Представьте, у него совсем нет денег, и я его подкармливаю. (Веду с ней внутренний диалог – Представляю.). Он сказал, что их сержант потребовал с каждого солдата по сорок тысяч рублей за недельный отпуск. (- Где же он служит?) И они заплатили. Видимо, совсем им тяжело, в Чечне-то. (- Сержант – сука! Что у меня есть из еды?). История, которую Вы мне рассказали невероятно интересная. Но можете быть спокойны. 26-ой лунный день закончился сегодня в 6 часов утра и теперь у Вас все будет хорошо. Только настраивайте себя на успех. (-Непременно. А сейчас… Будильник заведен. Бай-bay.).

    - Подземный снаряд из четырех букв на «м»?

    - Мина.

    - Ой, Леночка, простите! Мы Вас разбудили, – интересно, сколько уже она мучает бедного парня своим сканвордом. - А знаете, Леночка, после полового акта мужчина еще семь лет вампиризирует у женщины энергию. Я читала трактат одной японской писательницы и теперь знаю упражнения, чтобы этого избежать (- Везет же людям!). Леночка, Вы кушайте яблочко. Это очень полезно! Моя дочь переводила древние фитоизыскания венгерских лекарей и там сказано, что яблоко – один из семи плодов, полезных для занятия сексом. (-Очень кстати!). Нет-нет, я не даю Вам напутствия в командировку! Просто яблоко эффективнее всего остального освежает полость рта. (- А когда-то была руководителем крупного издательства «ИздАт» при Минатоме. Практически коллега.).

    Грустно думать, что я попала во всю эту переделку ради именно этой беседы. Но, вот за окном появился повод попрощаться – станция Лихая. Интересно, как она выглядела бы для меня два часа назад. Наверное, менее выразительно.

    - Скажите, пожалуйста, где здесь автовокзал?

    - А его тут нету.

    - Лена-а-а, - сотрясающий перрон зов не дал мне времени изумиться ответу.

    Передо мной стояли Вадим и Целуев. Милые, родные, нежданные и такие желанные. Ни к кому никогда я не испытывала такой нежности, как к вам в тот момент! Скажите только, я могу уже расслабиться или не стоит торопиться с выводами? Они говорят о разном: о том, как искали меня всю ночь по поезду (- Преувеличиваете, конечно, но я все равно сочувствую пассажирам - вы умеете делать это беспощадно); о том, что ждут меня уже больше двух часов (- Я знаю, хорошие мои); о том, что хотели меня побить, но уже пообедали и теперь всем лень (- Делайте, что хотите, только не оставляйте меня одну – все мои резервы истощены).

    К автобусу народ подтягивается по два-три человека, и каждый считает своим долгом сказать что-нибудь эдакое. Здесь принято быть незаурядным. Колкости постепенно стирают чувство нежности и благодарности. А тут еще:

    - Ян позвонил уже сюда, в Лихую, и сказал, чтобы дождались.

    На мгновенье чувствую разочарование. Так значит, вы могли бы меня бросить. Вот так легко и хохотно оставить меня наедине с моим чемоданом и дорогой? Да, и этому есть одно исчерпывающее объяснение: кто-то должен быть большим эгоистом и не стыдиться в этом признаваться. Ситуацию технично разрулил Ян, приняв решение в мою пользу и взяв всю ответственность на себя. Ян, а ведь ты живешь и не знаешь, что, совершив этот поступок, стал для меня олицетворением благородства и взаимовыручки. Громкие слова! А не становится ли определение всего, что выходит за рамки ожидаемого поведения громкими словами? Грустная тенденция современности. Мы смущаемся говорить красивые и содержательные слова, при этом совсем не ограничиваем себя в едких и ироничных выражениях. Я отвлеклась, простите.

    Пожалуй, на этом эпизоде оставлю рассказ о своей весенней командировке. Приключения на этом не закончились, но это уже другая история. Мне интереснее ответить на некоторые вопросы. Стало ли все произошедшее с 03.30 до 14.05 часов 18 марта уроком на будущее? Да. Я знаю, что справлюсь, а значит, не откажусь от задуманного вопреки обстоятельствам. И пусть все пройдет не по-моему, пусть удовольствие не будет полным. Гораздо болезненнее я буду переживать отказ от собственных планов. Состоялась бы моя командировка без посторонней помощи? Нет, но и помощь не состоялась бы без моей настырности. Что хорошо, а что плохо? Одни и те же события можно рассматривать и с той, и с другой точки зрения. Суть не в этом, а в том, настраиваешь ли ты себя на успех?

    P.S. О как!



      Report Record
    Sign in to follow this