• Фестиваля "Диснай" и всего движения молодых атомщиков от Александра Болгарова

    Реальная История является таковой, пока она не написана. В самом деле, пока живы непосредственные участники тех или иных событий, в их присутствии трудно что-либо переиначить. Слушатель склонен верить рассказчикам или доверять им лишь частично, в любом случае, сказкам нет особой веры, к ним есть когда охота, а когда - любовь. Но стоит появиться летописям или мемуарам - и дела давно минувших дней становятся историческим фактом, упрямым и документально зафиксированным. И еще вопрос, как там все изложено - это творение одного человека, со своими пристрастиями и склонностью приврать.

    Поэтому нижеследующий текст не претендует на безусловную объективность. Мы делали историю движения, а красиво все описать отдадим на откуп людям, родившихся значительно позже. Так возникают истории, на севере еще именуемые сагами, в них нет тяжкого труда, боли и неприязни, нет занудства и разочарований, но есть яркие чувства, преданность, настоящая дружба, искреннее уважение, неземная красота и неувядающая любовь. А для чего еще мы живем?

    И пока будущий истинный летописец диснайского движения слизывает розовым язычком капельки молока со своих невинных губ, я начну первый вариант нашей истории…

    Диснай

    На самом деле сама идея фестиваля принадлежала кому-то из молодежи радиотелевизионных предприятий бывшего Советского Союза. На южном берегу озера Друкшай проводился комсомольско-молодежный лагерь, одноименный с озером. Они пригласили делегацию из Снечкуса (первоначальное название города-спутника Игналинской АЭС, ныне г.Висагинас. Игналинская АЭС расположена на северном берегу озера). Мы быстро приняли правила игры. В тогдашнем СССР на Друкшае возникало некое ощущение свободы, и это чувство впоследствии мы постарались привнести в Диснай.

    Но то были люди, приезжающие из больших городов и это обстоятельство порождало непонимание - в мелочах, конечно, однако разные условия жизни порождают различные подходы к житейским ситуациям. К творчеству. К оценкам происходящего. Эти разговоры ночью у костра. С другой стороны, в одну из темных звездных ночей, глядя вслед улетающим искрам костра, я перестал подпевать друзьям и подумал, что этой же темнотой окутаны десятки маленьких городов при атомных предприятиях, где живут замечательные ребята и они незнакомы -- ни друг с другом, ни с этой красотой. И эту ситуацию надо поменять.

    Быстро не получилось, в 1986 году произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС и было не до фестивалей. Но в 1987 году через механизм комсомола я пригласил на Игналинскую АЭС комсомольских лидеров с Ленинградской, Курской, Смоленской и Чернобыльской АЭС (все станции с реакторами РБМК) и договорились провести наш первый фестиваль в Литве летом 1988.

    Важно было найти хорошее место на долгие годы, и отличная поляна нашлась на берегу озера Диснай. В те времена все земли и почти все крестьяне были распределены по колхозам. Мы познакомились с председателем этого колхоза и, чтобы добиться его благосклонности, активисты будущего движения из Снечкуса (по 15 - 20 человек) целый год регулярно выезжали на земли колхоза и бесплатно работали (в основном собирали камни с полей).

    Весной 1988 к нам из Риги (столица Латвии) приехали друзья по Друкшаю - Юра Алексеев и Алик Гавартин. На личном автомобиле. По тем временам это было круто - личным транспортом владели около 5 % населения и практически никто из молодежи. Рижане, Андрей Политов (2 м ростом) и я сели в лимузин и отправились на предварительную инспекцию места будущего форума молодежи.

    Поездка заслуживает отдельного рассказа. Нашей машиной был лучший украинский автомобиль. Называется - "Запорожец". Других легковых машин Украина не производила. Небольшая консервная банка на колесах. А Юра Алексеев тогда был ведущим конструктором завода "Радиотехника" и приспособил супер аудиосистему собственной конструкции в этом драндулете, но, как это делается у русских, приладил магнитолу к электросистеме машины ну совершенно не штатными проводами. По дороге провода раскалились докрасна, у Андрея прогорели штаны, Юра , обрывая электрошнур на ходу, обжег руку, чуть не убились. Но тогда еще не поняли, что это был знак.

    История Дисная изобилует различными знамениями - то дождь шел с безоблачного неба, то тепло исходило из земли, падали звезды и взлетали беззвучные бестелесные птицы. Но это уже из разряда не истории, а преданий и об этом как-нибудь в другой раз. А возвращаясь к нашей истории, в то время, как мы ходили по месту будущего фестиваля, хозяйски прикидывая, что где будет стоять, подошел мужичок и предложил нам убираться подобру-поздорову, иначе он метнется к себе на хутор и вернется, но уже с пулеметом. Ссылки на председателя колхоза еще более распалили этого человека. Воинственный крестьянин заявил, что на своей земле он того председателя в гробу видал, а у него тут люцерна посеяна, так что мы должны катиться отсюда как можно скорей. Предложение купить у него всю люцерну на корню и все-таки провести фестиваль было решительно отвергнуто этим литовцем в нелитературных выражениях на русском языке.

    Это была катастрофа! До открытия фестиваля оставалось две недели и надо было что-то делать. И мы нашли замечательную поляну на берегу озера Луодис, которая на десятилетия стала местом встречи молодежи, связанной (и не очень) с ядерной энергетикой. Я очень хорошо помню этот момент: ранним утром, сбивая капли росы с кустов, на поляну как в замедленной съемке беззвучно вплыл автобус с делегацией Ленинградской АЭС и стало ясно - можно начинать.

    Впоследствии в мире произошло немало событий, распался Советский Союз, но каждый год в начале июля на Поляне зажигаются огни.

    ДЕСНАЙ

    История фестиваля "Деснай" своими корнями уходит в далёкое прошлое, а именно в далёкий 1988 год, когда молодой комсомольский лидер Игналинской АЭС - Александр Болгаров, побывав в комсомольско-молодежном лагере "Друкшай", решил организовать подобный комсомольский лагерь, объединяющий молодёжь, работающую на АЭС и живущую в городах-спутниках АЭС.

    В 1987 году через механизм комсомола он пригласил на Игналинскую АЭС комсомольских лидеров с Ленинградской, Курской, Смоленской и Чернобыльской АЭС (все станции с реакторами РБМК) и они договорились провести первый фестиваль в Литве летом 1988.

    Важно было найти хорошее место на долгие годы, и Саша с товарищами нашёл замечательную поляну на берегу озера Луодис, которая на десятилетия стала местом встречи молодежи, связанной (и не очень) с ядерной энергетикой. Но распался СССР, комсомол, начались проблемы с границами, многим ребятам стало тяжело ездить в Литву, а встречаться очень хотелось, и в 2000-м году Денис Меренков, лидер молодёжи Смоленской АЭС, выступил с предложением о проведении в России аналогичного Фестиваля, который объединит молодёжь атомных станций России и Украины, которым сложно стало ездить в Европу.

    Предложение было поддержано большинством руководителей команд России и Украины и в 2001-м году прошёл I Международный фестиваль молодых атомщиков "Деснай". Название "Деснай" он получил (к великому неудовольствию наших Литовских друзей) потому что Поляна находится на берегу красивого озера рядом с рекой Десной.

    В 2003 году в Десногорске должен был состояться III фестиваль "Деснай", но по независящим от организаторов причинам, фестиваль в Десногорске не состоялся, хотя всё было готово к его проведению...

    Но желание провести фестиваль у атомной молодёжи было настолько велико и все понимали, что ни в коем случае нельзя разорвать традиции, заложенные годами, что фестиваль молодых атомщиков в 2003 году всё-таки состоялся!

    Алексей Мигров - лидер молодых атомщиков Ленинградской АЭС предложил провести фестиваль под Сосновым Бором, в местечке с романтическим названием Систо-Палкино, на базе бывшего пионерлагеря "Чайка", что стоит на берегу Финского залива. Фестиваль так и назвали - "Чайка-2003".

    Состав участвующих традиционно состоял из делегаций российских АЭС, постоянного участника - делегации Славутича (Чернобыльская АЭС), делегации Обнинска, сборной ветеранов фестиваля, шуточно, но всерьез именуемой БОМЖами, и новой команды ОАО "Северсталь". "Северсталь" приехала перенимать опыт, так что теперь с уверенностью можно сказать - молодежь дружит не только станциями, но и отраслями и странами. Общее количество участников составило 250-300 человек.

    В 2004-2005 году координаторство фестиваля взвалила на себя хрупкая девушка - Наталья Слепова (ЛАЭС). Во многом, благодаря именно ей фестиваль был хорошо организован и проведён на высоком организационном уровне. С 2004 года фестивалю возвращено традиционное название "ДЕСНАЙ", которое станет неизменным и дальше.

    В 2008 году должен состояться 8-й по счёту творческий фестиваль молодых атомщиков России, Украины и Литвы - "Деснай-2008". Пройдёт он уже традиционно в Сосновом Бору, на турбазе "Чайка", Но это уже будет другая история...